Взрыв на котляковском кладбище у могилы лиходея. Взрыв на Котляковском кладбище: отголосок афганской войны

Взрыв на Котляковском кладбище: отголосок афганской войны. Взрыв на котляковском кладбище у могилы лиходея

Взрыв на котляковском кладбище у могилы лиходея. Взрыв на Котляковском кладбище: отголосок афганской войны

» Учет в ГИБДД » Взрыв на Котляковском кладбище: отголосок афганской войны. Взрыв на котляковском кладбище у могилы лиходея

    Введение
  • 1 Предыстория
  • 2 Взрыв
  • 3 Следствие по обоим делам
  • Примечания

Взрыв на Котляковском кладбище – массовое убийство, совершённое 10 ноября 1996 года в Москве.

1. Предыстория

Председатель фонда инвалидов войны в Афганистане Михаил Лиходей, у чьей могилы на Котляковском кладбище произошёл взрыв 10 ноября 1996 года, был достаточно известным общественным деятелем. Лиходей занял этот пост летом 1994 года, сменив на нём Валерия Радчикова.

Он получил известность скандальным разоблачением прежнего руководства фонда, легализовывавшего преступные доходы через фонд. Лиходей активно пытался привлечь внимание общественности и правоохранительных органов к деятельности Радчикова и добивался начала его уголовного преследования.

Лиходей за десять дней до своего убийства направил в ФСБ письмо с заявлением о том, что Радчиков нанёс ущерб фонду на сумму порядка 10 миллиардов долларов. 10 ноября 1994 года Лиходей вместе со своим охранником был убит в своём доме на Ореховом бульваре . Бомба мощностью в 450 грамм в тротиловом эквиваленте была вмонтирована в переговорное устройство в лифте.

Убийцы взорвали бомбу командой с радиопульта, наблюдая за домом Лиходея с технического этажа соседней шестнадцатиэтажки. Лиходей был похоронен на Котляковском кладбище Москвы .

2. Взрыв

Спустя два года, 10 ноября 1996 года, у могилы Лиходея собрались многие его друзья и знакомые. Среди них был и новый руководитель фонда Сергей Трахиров. Самодельное взрывное устройство, мощностью, по различным оценкам от 2 до 5 килограмм в тротиловом эквиваленте, было закопано в могиле. Во время собрания у могилы произошёл сильный взрыв.

На месте скончались 14 человек, и около 30 получили ранения различной степени тяжести. Среди погибших оказались Трахиров и вдова Лиходея, Елена Краснолуцкая, финансовый директор фонда. Взрывная волна разбросала осколки вокруг на радиус 70 метров. На месте взрыва осталась воронка глубиной полтора метра, и шириной до двух с половиной метров.

Беспрецедентное по своей жестокости и цинизму преступление вызвало огромный общественный резонанс .

3. Следствие по обоим делам

Убийц Михаила Лиходея по горячим следам найти не удалось, и дело было приостановлено. По делу о взрыве на кладбище заказчик – первый директор фонда инвалидов войны в Афганистане Валерий Радчиков, и исполнители – ветеран войны в Афганистане Михаил Смуров и некий Андрей Анохин.

21 января 2000 года Московский окружной военный суд оправдал Радчикова, Смурова и Анохина по всем пунктам предъявленного им обвинения, а в апреле того же года военная коллегия Верховного Суда России оставила решение суда в силе. 13 декабря 2000 года президиум Верховного Суда всё же отменил приговор и отправил дело на новое рассмотрение.

После этого Анохин исчез в неизвестном направлении. 31 января 2001 года в автокатастрофе на Минском шоссе разбился Радчиков. Водитель предполагаемого заказчика как убийства Лиходея, так и взрыва на его могиле, не справился с управлением, и машина на огромной скорости врезалась в грузовой автомобиль.

23 августа 2001 года в Московском городском суде начались слушания по делу о взрыве . Единственным обвиняемым оказался Михаил Смуров. На полгода процесс прерывался, и приговор в отношении Смурова был объявлен лишь 28 мая 2003 года. Суд приговорил его к 14 годам лишения свободы как соучастника взрыва на кладбище.

18 ноября 2003 года Верховный Суд России оставил приговор Смурову без изменения. 13 ноября 2003 года был задержан Анохин.

В апреле 2004 года убийца Михаила Лиходея Александр Хинц, арестованный в 1997 году, был приговорён к 15 годам лишения свободы , а в 2008 году Московский городской суд заочно приговорил заказчика убийства Владимира Луковского к 15 годам лишения свободы, но Луковский до сих пор находится в розыске. В декабре 2006 года Анохин был осуждён к 15 годам лишения свободы, а в мае 2007 года приговор в отношении него был оставлен без изменения .

Примечания

  1. История “афганского” фонда:расколы, бомбы, убийства – www.temadnya.ru/spraa/01feb2001/181.html . Тема дня (1 февраля 2001 г.).
  2. Мосгорсуд приговорил убийцу главы фонда инвалидов-“афганцев” к 15 годам тюрьмы – www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1055986&ThemesID=340 . Коммерсантъ (12.11.2008).
  3. Кровавая драма на Котляковском кладбище – www.pravda.ru/sport/cupper/18-11-2003/39599-kotlyakovo-0/ . Правда.Ру (18.11.2003).
  4. Михаил Толпегин. Конституционный суд не услышал котляковского взрыва – www.ng.ru/events/2003-02-28/7_ks.html . Независимая газета (2003-02-28).
  5. Обвиняемому по делу о взрыве на Котляковском кладбище дали 15 лет – lenta.ru/news/2006/12/19/fifteen/ . Lenta.Ru (19.12.2006, 19:28:28).
  6. ЕКАТЕРИНА Ъ-ЗАПОДИНСКАЯ. Убийца Михаила Лиходея не знал заказчика – www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=464273 . Коммерсантъ (№ 62 (2901) от 07.04.2004).

Источник: https://www.eaapa.ru/vzryv-na-kotlyakovskom-kladbishche-otgolosok-afganskoi-voiny-vzryv-na/

Взрыв на котляковском кладбище у могилы лиходея

Взрыв на котляковском кладбище у могилы лиходея. Взрыв на Котляковском кладбище: отголосок афганской войны

10 ноября 1996 года, на Котляковском кладбище в Москве произошёл взрыв. По какой-то злой иронии он прогремел в День милиции. Сработало взрывное устройство, заложенное под “поминальным” столом могилы бывшего лидера Российского фонда инвалидов войны в Афганистане (РФИВА) Михаила Лиходея, погибшего 10 ноября 1994 года.

В тот момент у могилы находилось, по разным оценкам, от 130 до 150 людей. Согласно официальным данным погибло 13 человек и 18 получили ранения (в том числе и один ребёнок).

Среди погибших был приеемник Лиходея на посту председателя Фонда инвалидов войны Афганистана Сергей Трахиров, супруга Трахирова и вдова Михаила Лиходея, финансовый директор РФИВА Елена Краснолуцкая.

Впрочем, до сих пор никто не уверен в точном числе погибших, так как “не все тела удалось до сих пор идентифицировать из-за характера повреждений, многие трупы при взрыве были разорваны на части”. На месте взрыва осталась воронка глубиной около полутора метров и шириной примерно в два с половиной метра.

Взрывная волна разбросала останки в радиусе 70 метров. По заключению экспертов, на Котляковском кладбище было использовано безоболочное взрывное устройство фугасного типа. Его мощность составила, по разным оценкам, от 2 до 5 кг в тротилловом эквиваленте.

Фугас был оборудован электровзрывателем и сигнал был подан по проводам.

Немыслимое по своей жестокости и цинизму преступление всколыхнуло общественность. Казалось бы, что виновные будут найдены и наказаны. И действительно, виновные были найдены, но вот с наказанием, как это обычно бывает, вышла накладка.

В первый раз дело о взрыве на Котляковском кладбище рассматривал Московский окружной военный суд. Тогда к уголовной ответственности привлекались первый руководитель Российского фонда инвалидов войны в Афганистане Валерий Радчиков и бывшие “воины-афганцы” Андрей Анохин и Михаил Смуров.

Организатором преступления выступил Валерий Радчиков, которому вменяли организацию убийства при отягчающих обстоятельствах, а также растрате 2,5 миллионов долларов, предназначенных для помощи афганцам-ветеранам, а два его “соратника” – Андрей Анохин и Михаил Смуров – пошли как непосредственные исполнители. Почти три года они провели в «Матросской тишине». Обвинение считало вину подсудимых доказанной, но суд решил по-другому.

Вскоре после задержания Смуров и Анохин сделали чистосердечное признание. При этом Смуров полностью раскаялся в содеянном.

Анохин же вину признал частично, заявив, что действовал по принуждению Радчикова, угрожавшего убийством его жены и дочери.

Однако позже оба они отказались от своих показаний, заявив, что написали их под давлением и под диктовку оперативников. 21 января 2000 года решением суда всем троим был вынесен оправдательный приговор.

Несмотря на это, работники прокуратуры не положили дело на полку и добились его пересмотра. 23 августа 2002 года начался повторный процесс, однако на скамье подсудимых восседала одинокая фигура Смурова. Его подельники по разным причинам не попали в зал судебных заседаний: Радчиков погиб в автокатастрофе 31 января 2001 года, а Анохин скрылся в неизвестном направлении и бы объявлен в розыск.

В мае этого года Мосгосуд приговорил признал Смурова виновным и приговорил к 14 годам лишения свободы.

Его взяли под стражу прямо в зале суда, признав виновным в совершении умышленного убийства с особой жестокостью по предварительному сговору группой лиц. Суд отметил, что преступление было совершено опасным для многих людей способом.

Защита, в лице адвоката подсудимого Игоря Вербицкого, не согласилась с приговором и направила в Верховный суд кассационную жалобу, которая была отклонена 18 ноября 2003 г.

За несколько дней до этого, 13 ноября, в Москве был задержан и Андрей Анохин. После двух лет скитаний его схватили в результате проверки документов. При этом, при себе он имел пистолет “Маузер” с глушителем, так что к прочим обвинениям ему, как минимум, инкриминируют ещё и незаконное хранение оружия.

В прессе уже неоднократно высказывалось мнение о том, что скрыть имена истинных виновников взрыва на Котляковке заинтересованы весьма влиятельные силы, обладающие большой финансовой мощью, собственными охранно-сыскными структурами, тесными связями в правоохранительных и судебных органах. Касательно денег, например, “КоммерсантЪ-Daily” еще в 1996 писала, что накопленные руководствоми Российского фонда инвалидов войны в Афганистане капиталы в виде банковских счетов и различного рода недвижимости исчислялись десятками миллионов долларов.

Виновны ли те трое, попавшие в руки правосудия? По этому поводу существует много мнений. Но, как бы то ни было, правоохранительные органы сделали свою работу. Ошибка или нет? Дело уже даже не в этом. Точнее, не только в этом.

Однажды Михаил Смуров заявил: “Я оказался в этом деле сбоку припека. Надо было просто ликвидировать оба конкурирующих “афганских” фонда, и не было бы крови. Я готов до конца отстаивать свою позицию и бегать, как Анохин, не буду”. В этих его словах и кроется первопричина конфликта.

В своё время всевозможные общественные организации добились у государства беспецедентных привелегий в области коммерческой деятельности, что привело к немедленной криминализации подобных структур. В какой-то степени это был вынужденный шаг со стороны государства, не способного самостоятельно обеспечить помощь социально незащищённым слоям населения.

Безусловно, стоит признать, что есть фонды, действительно выполняющие взятые на себя обязательства по социальной реабилитации инвалидов и т.п., но их можно пересчитать по пальцам. В своей основе “благотворительные” организации становятся машиной для криминальных структур.

Получается, что государство поступило во вред само себе? Получается так. Выход из этой ситуации виден один: государство должно сохранить уже существующие образования, но поставить их под жёсткий контроль правоохранительных органов.

Впрочем, могут возразить противники данной точки зрения, в этом случае начнётся произвол уже со стороны госчиновников. Возможно. Но это уже совсем другая история.

План:

    Введение
  • 1 Предыстория
  • 2 Взрыв
  • 3 Следствие по обоим делам
  • Примечания

Введение

Взрыв на Котляковском кладбище – массовое убийство, совершённое 10 ноября 1996 года в Москве.

Адвоката дом
Добавить комментарий